СМЫСЛОВЫЕ ЗНАЧЕНИЯ «ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТИ» В АВТОРСКОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Главная » Статьи » Статьи » статьи

СМЫСЛОВЫЕ ЗНАЧЕНИЯ «ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТИ» В АВТОРСКОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

СМЫСЛОВЫЕ ЗНАЧЕНИЯ «ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТИ» В АВТОРСКОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

THE CONCEPTS OF EXCLUSIVE AUTHOR'S RIGHTS ON ORIGINAL LITERARY

А.С. ФАЛАЛЕЕВ
адвокат Коллегии адвокатов «ГУБЕРНСКАЯ» Палаты адвокатов Самарской области.

PHALALEEV A.S.
A lawyer the board of «GUBERNSKYA» Chamber lawyers Samara.
8-927-706-28-98 сот.

Статья «Концепции исключительности авторских прав на произведение» посвящена субъективным правам автора на произведения науки, литературы и искусства, которые теория гражданского права называет исключительным правом.
В ней представлена критика концепции IV части ГК РФ об интеллектуальных правах. Затрагиваются проблемы основных отличий новой концепции «интеллектуальных прав» от предыдущих концепций авторских прав на произведение.
Даются предложения по включению в авторское законодательство нового термина «право реализации» и концепции «исключительное право».
Ключевые слова: интеллектуальные права, исключительное право, авторское право.

The article «The concepts of exclusive author's rights on original literary » is devoted the subjective author's rights on original literary, artistic and scientific works which the theory of civil law names exclusive rights.
In it present the criticism concepts IV part Civil Code about intellectual rights. Touches upon problems about principal distinction a new concept «intellectual right» against of prior concepts author's rights on original literary.
Given offer to inclusion in author's legislation a new term «implementation right» and concept «exclusive right».
Keywords: intellectual rights, exclusive right, copyright.

Из норм части IV Гражданского кодекса Российской Федерации1 (далее ГК РФ) видно, что значение «исключительность» применяется в термине «исключительное право», где связывается с правом на объекты интеллектуальной собственности (ст.ст. 1225, 1226, 1229) и в словосочетании «исключительное право использовать», где связывается с использованием объектов интеллектуальной собственности (ст.ст. 1270, 1317, 1324, 1330, 1334, 1339, 1358, 1421, 1454, 1466, 1474, 1484, 1519, 1539).
«Исключительность права» и «исключительность использования» позволяют предположить, что законодатель придал «исключительности» двойственное значение и оставил без ответа вопрос об их правовом смысле.
А.Л. Маковский замечает, что «в ГК РФ как и в прежнем законодательстве, несмотря на большое число норм о субъектах и объектах исключительного права, об условиях его возникновения и содержании нет определения самого понятия «исключительного права», не сказано, в чем состоит «исключительность» этого права, отличающая его от субъективных гражданских прав других типов»2.
Таким образом, до сих пор неясность этого термина фактически сохранилась.
Между тем, В.А. Дозорцев писал, что в праве термины весьма существенны. Важно не только их однозначное применение, но и филологическая нагрузка, доступность для понимания, избавляющая от многих недоразумений3.
По наблюдению Г.Ф. Шершеневича, много неправильных подходов «обусловливается общераспространенным словоупотреблением, невольно возбуждающим ложные представления, от которых трудно бывает отрешиться даже ученому»4.
Правильное словоупотребление, замечает Рэнуар, представляет вопрос далеко не второстепенной важности. Когда слова допускают, смешение или неудачно подобраны, мрак и беспорядок проникает в те понятия, выражением которых они служат5.
Поскольку фундаментальной основой большинства понятий в праве, являются юридическая наука и нормы законодательства, в целях раскрытия смыслового значения «исключительности» в авторском праве Российской Федерации, обратимся к научному и законодательному опыту его использования.
Анализ правовой литературы позволяет сказать, что в ней «исключительность» преимущественно используется в термине «исключительные права» в смысловом значении собирательного, родового понятия прав определенного вида, которые наделяют владельцев этих прав, особым, монопольным, исключительным статусом.
Подобной точки зрения придерживаются многие авторы:
Еще Г.Ф. Шершеневич относил авторское право к группе прав обозначенных под общим понятием исключительных прав, которые порождены новыми отношениями и условиями общественной жизни и которые вследствие этого не умещаются в рамках прав института римского права и основанных на них категорий современной системы гражданских прав6.
Ученый выделял отдельную категорию исключительных прав и включал в их состав авторское, художественное, музыкальное право, привилегии на промышленные изобретения, право на фирму, на фабричное и товарное клеймо, право на фабричные рисунки и модели7.
Совокупность перечисленных выше прав, В.О. Калятин охарактеризовывал как исключительные права в отношении нематериальных объектов, являющихся продуктами труда, имеющие экономическую ценность и способные свободно отчуждаться с учетом ограничений, установленных в интересах защиты личных прав создателей соответствующих объектов и публичных интересов общества. Данные права имеют территориальный и временной характер и допускают одновременную эксплуатацию объекта охраны неограниченным кругом лиц8.
В.О. Калятин делал вывод, что исключительные права - это принципиально иная группа прав, чем право собственности, выполняющая в отношении нематериальных объектов функции, аналогичные функциям права собственности для материальных объектов.
Б.С. Антимонов и Е.А. Флейшиц, видели подлинное значение термина «исключительные права» в том, что он подчеркивает монопольное положение носителя права на нематериальный объект: носитель такого права исключает своих конкурентов из сферы коммерческого использования произведения9.
А.П. Сергеев характеризует признак исключительности следующим образом: «Признак исключительности означал (в дореволюционной литературе) прежде всего монополию обладателя авторского права на использование произведения...» В современный период «произошло восстановление истинного смысла понятия исключительности авторских прав. Закон признает, что только сам обладатель авторского права может решать все вопросы, связанные с осуществлением авторских правомочий»10. Л.А. Трахтенгерц, характеризуя исключительные права на объекты промышленной собственности, также использует понятие монополии правообладателя: «Монополия патентовладельца на охраняемые объекты создает необходимые правовые предпосылки для включения этих объектов в систему экономических отношений»11. Н.В. Макагонова также считает, что исключительность авторских прав ассоциируется с монополией их владельца, с его единственной властью12.
Понятие «исключительных прав» в смысле монополии означает, что правообладатель исключен из круга субъектов, не владеющих такими правами. Исключительные права по своей сути являются абсолютными. По известной конструкции этих прав активному субъекту, правообладателю, противостоит круг пассивных субъектов, обязанных воздерживаться от действий, не согласованных с правообладателем.
Закрепление исключительных прав за субъектом подразумевает его особый, исключительный статус.
Так, И.А. Зенин характеризует права как «исключительные по отношению ко всем третьим лицам»13; «под исключительными правами понимаются субъективные права, обеспечивающие их носителям совершение всех дозволенных законом действий с одновременным запретом всем третьим лицам совершения таких действий»14. В.А. Дозорцев определяет исключительность следующим образом: «Исключительность состоит не в том, что право принадлежит исключительно одному лицу, а в том, что оно закрепляется исключительно за лицом... определенным законом...»15.
Наличием прав их обладатель исключается из общего числа субъектов права. В этом смысле это права исключительного субъекта, обладающего особыми (исключительными) правами. Указанная трактовка отделяет владеющего субъекта от невладеющих16.
В отличии от юридической науки, прежнее законодательство об авторском праве, использовало «исключительность» в терминах «исключительное право пользования», «исключительные права на использование», «исключительное право выпустить в свет» и говорило не о категории прав («исключительные права») и виде права («исключительное право»), а только подчеркивало «монополию» обладателей авторских прав.
В параграфе 1 Положения о правах сочинителей 1828 г.17: «с точки зрения имущественной, каждый сочинитель или переводчик книги имеет исключительное право пользования во всю жизнь своим произведением и продажею оного по своему усмотрению как имуществом благоприобретенным», как и в ст. 16 Закона РФ об авторском праве и смежных правах (ЗоАП, Закон 1993 г.)18: «автору в отношении его произведения принадлежат исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом» - термины «исключительное» и «исключительные» употреблялись в смысле «монополии», которая связывалась с имущественными правами автора, путем закрепления за управомоченным лицом сферы юридического господства над принадлежащим ему благом (исключительного господства воли управомоченного лица по использованию произведения), доступ в которую кому бы то ни было, кроме его самого, закрыт.
Другими словами речь шла о праве на использование произведения, которое закреплялось только («исключительно») за его обладателем.
Полагаю, что этот же смысл «исключительности» находил свое отражение и в договоре о передаче исключительных прав, который разрешал использование произведения определенным способом в установленных договором пределах только лицу, которому указанные права передаются, и предоставлял такому лицу право запрещать подобное использование произведения другим лицам (п. 2 ст. 30 ЗоАП).
Здесь – слова «исключительное» и «исключительные», не используются в смысле самостоятельного вида и категории прав (не «исключительное право пользования» и не «исключительные права на использование»), а только говорится о монополии автора на его имущественные права («исключительное» и «право пользования», «исключительные» и «права на использование»).
В законодательство советского периода (ст. 7 Основ авторского права 1928 г.19): «автор имеет исключительное право выпустить в свет свое произведение и в течение установленного в законе срока всеми дозволенными законом способами воспроизводить и распространять его, а равно извлекать всеми законными способами имущественные выгоды из названного исключительного права» - термин «исключительное» связывал «монополию» с личностью автора, его личными неимущественными правами, которые неотчуждаемы, неотторжимы от личности автора и не допускают перенесения прав автора на другое лицо.
То есть, слова «исключительные» и «исключительное», в рассмотренных законах использовались вовсе не для обозначения родового понятия «исключительные права» и вида абсолютного права «исключительное право», а только для подчеркивания монополии автора на его имущественные и личные неимущественные права.
О монополии на право использования так же говорит и В.И. Еременко, который в своей статье «Содержание и природа исключительного права (интеллектуальной собственности)» в основе имущественной составляющей части этого права видит легальную монополию, которая подтверждается государством. Ученый отрицает использование терминов «исключительное право», «интеллектуальная собственность» в качестве синонимов и предлагает вместо них новое понятие «исключительные (нематериальные) права»: «можно утверждать, что исключительное (нематериальное) право автора - это субъективное гражданское право, имеющее абсолютный характер и двойственную природу: органическое сочетание личных (моральных) прав и имущественных прав. В основе имущественной составляющей части этого права лежит легальная монополия, правомерная с точки зрения антимонопольного законодательства, которая подтверждается государством, как правило, путем выдачи соответствующего охранного документа. При реализации позитивной функции легальной монополии используются некоторые элементы правовой конструкции права собственности, особенно в части правомочия по распоряжению охраняемыми объектами.
Абсолютный характер исключительного (нематериального) права предопределяет его негативную функцию, т.е. правомочия по запрету третьим лицам использование охраняемых объектов»20.
Такая точка зрения имеет отличие от мнения В.А. Дозорцева, который говорит, «что исключительное право является имущественным правом и в его содержание входят два правомочия - использование и распоряжение. Статья 16 Авторского закона относит исключительные права к использованию произведения при обозначении содержания правомочий правообладателя…», «...неизменно указывалось, что он (правообладатель) имеет "исключительное право" использования объекта экономического оборота, на который закреплялось право. Оно (законодательство) привязывает исключительное право только к использованию, которое имеет лишь экономическое, имущественное содержание»21.
В своей статье «Понятие исключительного права», ученый полагает, что исключительные права вошли в жизнь, чтобы ввести в товарный экономический оборот личные нематериальные блага, которые выступают в качестве объектов интеллектуальной собственности. Между тем нуждаются в этом такие права на указанные объекты, которые обладают имущественным содержанием. Из этого В.А. Дозорцев сделал вывод, что поскольку личные неимущественные права не способны выполнять той функции, которая присуща исключительным правам, они к таковым не относятся22.
Думаю, что об исключительном (нематериальном) праве, о котором упоминает В.И. Еременко, можно говорить в п. 2 ст. 135 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991г.23: «автору произведения принадлежит исключительное право, включающее: право авторства; право на имя; право на неприкосновенность произведения; право на опубликование произведения; право на использование произведения; право на вознаграждение за разрешение использовать и использование произведения».
Здесь впервые, в отличии от рассмотренных норм, «исключительное» было не просто слово обозначающее монополию, а говорилось именно о праве – «исключительное право», которое признавалось за автором нематериального объекта – произведения и связывало «исключительность» (монополию) со всеми авторскими правомочиями (личными неимущественными и имущественными).
Согласно известному толковому словарю В. Даля, понятие «исключительный» означает особенный, отдельный, частный, составляющий собою исключение, изъятие24.
По-мнению Ю.Т. Гульбина исключительные права - особая категория прав, присущая только определенным субъектам и регулирующая отношения в сфере специфических объектов. В такой особой, исключительной категории правомочий заключается значение понятия исключительных прав.
Следует отметить, что выделение исключительных прав в качестве особой категории происходит в противопоставление всем другим видам гражданских прав: вещных, обязательственных, имущественных и неимущественных и т. д.
Исключительные права как особая категория подразумевают не просто наличие прав, которых ни у кого больше нет (практически - у подавляющего большинства), но и, как следствие, особую привилегию правообладателя.
В этой особенности, представляющей собою исключение или исключительные права, и заключается их смысл25.
Э.П. Гаврилов говорит, что «исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, как и любые исключительные права, относятся к имущественным правам (ст. 1226 ГК РФ). Вместе с тем эти права связаны с личностью автора»26.
Поэтому именно совокупность субъективных авторских правомочий (личных неимущественных и имущественных прав) с наделением каждого из них признаком исключительности (монополии), а не отдельное правомочие автора (либо личные неимущественные либо имущественные права) образует «исключительное (нематериальное) право» и дает определение авторского права по своей сути, как особенного, частного, отличного от вещных имущественных и обязательственных прав, не похожего на них, занимающего особое место относительно своей юридической природы в системе гражданских прав и поэтому исключительного.
Монопольный характер (признак исключительности) «исключительного (нематериального) права» определяется тем, что личные неимущественные права могут возникнуть только для автора и принадлежать только ему, а так же носитель имущественных прав исключает (никто кроме него) извлечение выгод из использования произведения другими лицами.
Таким образом, до 1 января 2008 г. «исключительность» преимущественно использовалась в следующих смысловых значениях:
- в термине «исключительные права» - как собирательное родовое понятие «группа прав особого вида»;
- в термине «исключительное право» - как входящее в состав исключительных прав, видовое понятие «исключительное (нематериальное) право»;
- в терминах «исключительное право пользования», «исключительные права на использование», «исключительное право выпустить в свет» - как «монополия» обладателей этих прав.
Причем данные значения, с целью избежать неясностей, законодатель использовал отдельно друг от друга.
В.А. Хохлов замечает, что под влиянием зарубежного законодательства, исключительными стали понимать не сами авторские права, а ту их часть, которая связана с использованием произведения. Само исключительное право стало товаром – имущественным правом, которое законодатель выдвинул на центральную роль27.
С принятием IV части ГК РФ произошла терминологическая замена прежнего родового понятия «исключительные права» как «группа прав особого вида», новым родовым понятием «интеллектуальные права», в которое, "исключительное право" уже вошло в качестве видового понятия «имущественное право», вместе с понятиями "личные неимущественные права" и "иные права".
В состав исключительного права, закон включил права по использованию, распоряжению и защите объекта интеллектуальной собственности.
«Исключительность» стала связываться с «исключительным правом на произведение» и с «исключительным правом использовать произведение» (ст.ст. 1226, 1229, 1270 ГК РФ).
Личные неимущественные права, в состав исключительного права не вошли.
Э.П. Гаврилов пишет, что «таким образом, законодатель решил научный спор о правовой природе личных неимущественных прав, возникший между В.А. Дозорцевым и А.П. Сергеевым, в пользу первого»28.
По мнению В.И. Еременко это в определенной степени снимает остроту дискуссии относительно того, входит ли личное неимущественное право, учитывая большую степень его исключительности, в состав исключительного права29.
Новая терминология мгновенно породила научную критику IV части ГК РФ.
Доктор юридических наук, заведующий кафедрой гражданского и семейного права Московской государственной юридической академии В.П. Мозолин, входящий в Состав Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства (утв. Указом Президента РФ от 18 июля 2008 г. N 110830), не согласен с данными положениями ГК РФ.
Он говорит, что «концепции «интеллектуальных прав» в разделе VII ГК РФ отведена роль своего рода юридического взрывного устройства, призванного разрушить действующую в настоящее время в международном и национальном праве государств, включая Российскую Федерацию, систему норм об интеллектуальной собственности и заменить ее своей собственной, не опирающейся на закон, не говоря уже о научной доктрине, концепцией.
Насколько это теоретически возможно и практически целесообразно покажет время применения четвертой части ГК РФ. Но уже сейчас возникает вопрос: является ли понятие интеллектуальные права правомерным»31.
В.А Хохлов считает, что наименование «интеллектуальные права» неудачно, оно необоснованно допускает наличие прав «неинтеллектуальных» и не выражает существа самих таких прав – не обладают же такие права интеллектом32.
Профессор Ю.К. Толстой в статье «О части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» говорит что, «выделение понятия исключительного права и отнесение его к лишь одному из интеллектуальных прав – имущественному, вызывает сомнения. Можно даже сказать, что именно неотчуждаемость и непередаваемость личного неимущественного права, которое срослось с личностью того кому оно принадлежит, делает свойство исключительности присущи личным неимущественным правам даже в большей степени чем правам имущественным»33.
По-мнению С.А. Сударикова, существующая система не может способствовать творчеству авторов, которое всегда первично. В новых положениях закон нам говорит, что неимущественные права оказывается, не относятся к исключительным. Однако, замечает ученый, личные неимущественные права еще более исключительны, чем имущественные. Они носят абсолютно-исключительный характер, в отличие от относительно-исключительного характера имущественных прав. Отказ от настоящего понятия «имущественные права» будет правильным, ведь объектом интеллектуальной собственности не является имущество.
Авторское право с 1 января 2008 г. перестало носить ярко-выраженный исключительный характер.
Если раньше «исключительность» в основном строилась на том, что закон устанавливал монополию автора на использование нематериального объекта, чтобы подчеркнуть принадлежность данного права только его обладателю и никому другому, в целях возложить запрет на всех третьих лиц и исключить использование произведения без согласия автора (правообладателя), то сегодня ГК РФ «исключительность» стала применяться преимущественно для придачи авторскому праву имущественного характера, связи с имущественными правами автора.
Такое понятие исключительного права сближает его с установленным в п. 2 ст. 209 ГК РФ понятием права собственности, и усугубляет настоящее положение не только авторского права, но и всей гражданско-правовой системы РФ, та как ставит ее под угрозу незаметного перехода к англосаксонской системе права, которая признает авторское право, правом собственности.
По смыслу ст.ст. 1229, 1233, 1234, 1235, 1236, 1254, 1270, 1285, 1286 ГК РФ «исключительность» следует понимать в двух смысловых значениях:
- в термине «исключительное право на произведение» - как видовое понятие «исключительное (имущественное) право» включающее в себя права по использованию, распоряжению и защите объекта интеллектуальной собственности;
- в термине «исключительное право использовать произведение» - как «монополия» обладателей исключительного (имущественного) права.
В.И. Еременко пишет, что «в настоящее время, исключительное право на использование это разновидность легальной монополии предоставляемой государством правообладателю в определенном объеме, на определенный срок и на определенной территории, с учетом действия международных договоров РФ»34.
Так в ст. 1270 ГК РФ, которая стала прообразом ст. 16 ЗоАП, словосочетание «исключительное право использовать произведение» употребляется в смысле «монополии», которая связывается с имущественными правами автора, путем исключительного господства воли управомоченного лица по использованию произведения, доступ в которую кому бы то ни было, кроме его самого, закрыт.
В нормы ст.ст. 1236, 1254 ГК РФ об исключительной лицензии так же вложено смысловое значение «исключительности» как «монополии», которое аналогично п. 2 ст. 30 ЗоАП. «Суть исключительной лицензии заключается в возможности пользоваться объектом в отсутствие конкурентов», считает А.Ю. Кувыркова35.
Причем, в настоящее время, в отличии от прежнего законодательства, эти два смысловые значения используются одновременно.
В целях устранения подобной неточности в области авторского права, необходимо, и прежде всего на уровне науки, выработать единообразное и четкое понятие «исключительное право». Именно только после этого, а не как иначе, можно использовать данный термин в законодательстве.
Как отметил И.А. Близнец «право - это консервативная по определению система, его принципы оттачиваются веками, формулировки вырабатываются десятилетиями, единообразие в использовании терминов и понятий достигается годами кропотливой работы. Поэтому применяться должно только то, что успело доказать свою надежность. Основная задача кодификации - не выдумывание новых систем, а сведение воедино уже работающего нормативного материала с устранением несогласованностей и противоречий. Право, как и культуру, нельзя создать, их можно только унаследовать и сохранить»36.
Поэтому при действующей системе норм об интеллектуальной собственности, законодателю и юридической науке необходимо следовать высказанной еще в 50-е годы XX века мысли Б.С. Антимонова и Е.А. Флейшиц, о том, что «поскольку закон говорит об исключительном праве, в настоящее время, нельзя отказаться ни от употребления этого термина, ни от раскрытия его смысла. Что касается будущего нашего закона, желательно чтобы термин «исключительное право» был в нем исключен»37.
С введением нового родового понятия «интеллектуальные права», первый шаг в этом направлении уже сделан. Осталось отказаться от сегодняшнего понятия «исключительное право» и прямо именовать права автора по использованию, распоряжению и запрету термином «имущественное право».
Э.П. Гаврилов пишет, что «если мы признаем сходство систем права собственности и исключительного права, то следует естественный вывод: давайте заимствовать друг у друга удачные нововведения, обмениваться идеями, относящимися к построению нормативного материала.
Если учесть, что право собственности существует и совершенствуется более 3 000 лет, а исключительные права менее 300 лет…очевидно, что лица, совершенствующие систему исключительных прав, должны заимствовать идеи из права собственности. Думаю, мы должны исходить именно из этого»38.
На основании изложенного, в авторском праве РФ следует различать следующие смысловые значения «исключительности»:
- родовое понятие «исключительные права» в смысловом значении «особая категория прав» присущих только определенным субъектам (авторам, правообладателям), регулирующая отношения в сфере специфических (нематериальных) объектов;
- входящее в состав исключительных прав, видовое понятие «исключительное (нематериальное) право» в смысловом значении субъективного гражданского права, имеющее абсолютный характер и двойственную природу: органическое сочетание личных (моральных) прав и имущественных (монопольных) прав по использованию, распоряжению (позитивная функция) и запрету (негативная функция) третьим лицам использования объектов авторских прав;
- входящее в состав интеллектуальных прав, видовое понятие «исключительное право на произведение» в смысловом значении субъективного гражданского права, имеющее абсолютный характер имущественных прав по использованию, распоряжению (позитивная функция) и запрету (негативная функция) третьим лицам использования охраняемых объектов интеллектуальной собственности;
- понятие «исключительное право использовать произведение» в смысловом значении «монополии» обладателей исключительного (имущественного) права.
Список литературы

1. Антимонов Б.С., Флейшиц Е.А. Авторское право. М.: Госюриздат. 1957;
2. Близнец И.А. Проблемы устранения противоречий. Интервью // Законодательство. N 7. 2001;
3. Гаврилов Э.П. Исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности как права, связанные с личностью автора // Хозяйство и право. 2008. N 9 // СПС «Консультант Плюс»;
4. Гаврилов Э.П. Объекты интеллектуальных прав и их делимость // Патенты и лицензии. № 3. 2010;
5. Гульбин Ю.Т. Правовая охран и защит интеллектуальной собственности. М. 2006;
6. Даль В. Толковый словарь. Т.2. М. 2000;
7. Дозорцев В.А. Понятие исключительного права // Проблемы современного гражданского права: сборник статей. М.: Городец. 2000;
8. Еременко В.И. Содержание и природа исключительного права (интеллектуальной собственности) // Интеллектуальная собственность. № 4. 2000;
9. Еременко В.И. Соотношение понятий "интеллектуальная собственность" и "исключительное право" в Гражданском кодексе Российской Федерации // Законодательство и экономика. N 10. 2008 // СПС «Гарант»;
10. Еременко В.И. О содержании исключительного пава на объекты интеллектуальной собственности // Изобретательство. Т. XI. N 4. 2011;
11. Зенин И.А. Основы гражданского права России (конспект лекций для специалистов по праву интеллектуальной собственности). М. 1993;
12. Канторович Я.А. Литературная собственность. СПб.: Изд. Я. Канторовича 1895;
13. Калятин В.О. Интеллектуальная собственность (Исключительные права). М.: Норма. 2000;
14. Кувыркова А.Ю. Лицензионный договор о предоставлении права использования объекта интеллектуальных смежных прав // Законодательство. 2009;
15. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации под редакцией Э.П. Гаврилова, В.И. Еременко // СПС «Консультант Плюс»;
16. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского // СПС «Консультант Плюс»;
17. Мозолин В.П. Современная доктрина и гражданское законодательство М.: Юстицинформ. 2008. // СПС «Гарант»;
18. Мэггс П.Б., Сергеев А. П. Интеллектуальная собственность. М.: Юристъ. 2000;
19. Макагонова Н. В. Авторское право: Учеб. пособие / Под. ред. Э. П. Гаврилова. М.: Юрид. лит. 1999;
20. Правовая охрана интеллектуальной собственности: Учебное пособие / Под.;ред. В.Н. Дементьева. М. 1995;
21. Трахтенгерц Л.А. Патентное законодательство. Нормативные акты и комментарий. М.: Юрид. лит. 1994;
22. Толстой Ю.К. О части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации // Вестник Высшего Арбитражного суда РФ. № 3. 2009.;
23. Хохлов В.А. Авторское право: законодательство, теория, практика. М.: Городец. 2008;
24. Шершеневич Г.Ф. Авторское право на литературные произведения. Казань. 1891.
Категория: статьи | Добавил: alekseypaso (13.07.2015)
Просмотров: 512 | Теги: Авторское право, интеллектуальные права, значение исключительности, исключительное право | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Адвокат в Самаре: Фалалеев Алексей Сергеевич

ответит на вопросы по телефону   +7  927  706-28-98,

а так же по E-mail: 1885@paso.ru

 Бесплатная консультация онлайн Задать вопрос адвокату

Обращайтесь за консультацией - для Вас найдется правильный ответ!

 

Адвокат в Самаре: 
Фалалеев Алексей Сергеевич
позвоните   
+7  927  706-28-98
задайте вопрос 
E-mail: 
#1885@paso.ru

 #Бесплатная консультация

 #Задайте вопрос адвокату