ПОЛНОЕ ОТЧУЖДЕНИЕ И ЧАСТИЧНАЯ УСТУПКА ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ АВТОРА ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Главная » Статьи » Статьи » статьи

ПОЛНОЕ ОТЧУЖДЕНИЕ И ЧАСТИЧНАЯ УСТУПКА ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ АВТОРА ПРОИЗВЕДЕНИЯ

ПОЛНОЕ ОТЧУЖДЕНИЕ И ЧАСТИЧНАЯ УСТУПКА ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ АВТОРА ПРОИЗВЕДЕНИЯ
IN A BODY ALIENATION AND IN PART ASSIGNMENT THE AUTHOR'S PROPERTY RIGHTS ON ORIGINAL LITERARY

А.С. ФАЛАЛЕЕВ
адвокат Коллегии адвокатов «ГУБЕРНСКАЯ» Палаты адвокатов Самарской области.

PHALALEEV A.S.
A lawyer the board of «GUBERNSKYA» Chamber lawyers Samara.
8-927-706-28-98 сот.

Статья «Полное отчуждение и частичная уступка имущественных прав автора произведения» посвящена имущественным правам автора произведения науки, литературы и искусства - праву использования и распоряжения, которые IV часть Гражданского кодекса РФ называет исключительным правом.
В ней представлены мнения известных ученых и автора о частичной уступке или разрешении права использования произведения и передаче права использования и распоряжения в полном объеме.
Затрагиваются проблемы возможности предъявления лицензиатом прямого иска к нарушителю и отчуждения исключительного авторского права. Даются предложения по пересмотру законодательства об авторском праве.
Ключевые слова: исключительное право, авторское право, отчуждение, уступка, разрешение.
The article «In a body alienation and in part assignment the author's property rights on original literary» is devoted to one of the subjective author's property rights on original literary, artistic and scientific works - law of use and order, which the IV part Civil Code names exclusive right.
In it present the known scientific and author's opinion about in part assignment or licence law of use original literary and transference law of use and order in a body.
Touches upon problems about user’s possibility bring a suit to infringer and alienation the exclusive copyright. Given offer for revision copyright legislation.
Keywords: exclusive right, copyright, alienation, assignment, licence.
Уступка права или выдача разрешения на использование произведения
Часть IV Гражданского кодекса Российской Федерации1 (далее ГК РФ) предусматривает (ст. 1233 ГК), что распоряжение исключительным правом возможно путем предоставления другому лицу права использования произведения в установленных пределах по лицензионному договору (ст. 1235 ГК).
Вопрос о том, происходит ли по такому договору передача авторских прав (уступает ли автор право использования) или только осуществляется выдача разрешения на использование произведения, является дискуссионным.
В настоящее время сложились две основные теории реализации прав автора. Это так называемые теория «уступки, отчуждения» авторских прав и теория «разрешения».
Указанные теории появились на основе разногласий советского законодательства об авторском праве, суть которых сводилась к одному: происходит ли преемство (уступка) авторских прав2 или же произведение используется на основании разрешения автора3?
По-мнению Э.П. Гаврилова «из п. 1 ст. 30 закона РФ от 9 июля 1993 г. «Об авторском праве и смежных правах» (далее ЗоАП)4, следует, что содержанием любого авторского договора является передача имущественных прав»5.
Пункт 2 ст. 30 ЗоАП предусматривал, что авторский договор о передаче исключительных прав разрешает использование произведения определенным способом и в установленных договором пределах только лицу, которому эти права передаются, и дает такому лицу абсолютное исключительное право запрещать подобное использование произведения другим лицам.
В начале 90-х годов, С.А. Чернышева считала, что автор передает организации правомочия по опубликованию, воспроизведению и распространению произведения6.
Несмотря на это, В.О. Калятин, говорил, что по ЗоАП фактически не реализуется отчуждение прав.
Он писал, что «несоответствие в ст. 30 ЗоАП (употребление одновременно выражений "передача" и "разрешает") не просто неточность. Имеется в виду именно не отчуждение права, а его временный переход с правом ограничить автора в возможности аналогичного использования. В патентном законодательстве в таких случаях речь идет соответственно, об "исключительной" или "полной" лицензии, но это совсем не то, что полная уступка права.
ЗоАП не дает возможности использовать договор в качестве формы отчуждения авторского права. Довольно четкие в этом отношении формулировки ("имущественные права... могут передаваться только по авторскому договору", "авторский договор должен предусматривать ..срок и территорию..." (п. 1, п. 4 ст. 31 ЗоАП)) не позволяют говорить о том, что наряду с лицензионным договором, предусмотренным ЗоАП, может существовать и непредусмотренный им договор об отчуждении прав»7.
Автор статьи полагает, что с принятием IV части ГК РФ, чаша весов в споре о разрешении или уступки права использования произведения, склонилась в сторону теории «разрешения». Гражданский кодекс РФ установил, что при предоставлении права использования произведения - заключении лицензионного договора (ст. 1235, 1286 ГК), отсутствует правопреемство (транслятивное (переносящее)). Нормы абзаца 2 п. 1 ст. 1233 ГК, о невозможности перехода к лицензиату исключительного права и установленная передача исключительного права в полном объеме (ст. 1234 ГК), исключают частичную уступку имущественного правомочия лицензиара (право использования).
Уже в самом понятии этого способа реализации авторских прав – «лицензионный договор», законодателем заложена разрешительная конструкция.
В целях доказательства изложенного мнения, проанализируем нормы ГК РФ, регулирующие предоставление прав по использованию (ст. 1235, 1236, 1237, 1238, 1286 ГК), передачу права использования и распоряжения произведением (ст. 1234, 1285 ГК) и защиту исключительных (имущественных) прав (ст. 1250, 1252, 1254, 1301 ГК).
Так согласно ст. 1235, 1286 ГК РФ, сторонами лицензионного договора являются «лицензиар» и «лицензиат». Закон говорит, что «лицензиар предоставляет право использования произведения». Это существенно отличается от терминологии, используемой в ст. 1234, 1285 ГК РФ, где стороны именуются как «правообладатель» и «приобретатель», причем правообладатель не предоставляет, а «передает» права.
Сами понятия «лицензионный договор», «лицензия», так же свидетельствуют о разрешении, а не о передачи права.
В словаре русского языка под лицензией понимается «разрешение на ввоз или вывоз какого-нибудь товара»8. М.Л. Городисский и И.Д. Иванов определяют лицензию как «разрешение на использование изобретения, технического процесса, рецепта, оригинальных идей»9. И.Д. Иванов и Ю.А. Сергеев под лицензией понимают «соглашение, в соответствии с которым владелец патента выдает своему контрагенту разрешение в определенных пределах использовать свои патентные права»10.
Как справедливо отмечает Э.Я. Волынец-Руссет, «лицензиар (продавец) строго регламентирует права лицензиата (покупателя) по использованию предмета лицензионного соглашения»11.
Поэтому вторым аргументом невозможности перехода к лицензиату прав по использованию произведения служит ограниченность предоставляемых прав по: сроку действия лицензионного договора, возможности последующей их передачи (заключение сублицензионного договора) и сохранением правовых связей обладателя исключительного (имущественного) права с пользователями (лицензиатом и сублицензиатом).
Пункт 4 ст. 1235 ГК РФ говорит о срочности лицензионного договора. По истечении срока предоставления прав обременение лицензией прекращается и исключительное (имущественное) право у лицензиара восстанавливается в полном объеме.
Согласно п. 1, 2, 3, 4 ст. 1238 ГК РФ лицензиат может предоставить право использования произведения другому лицу (заключить сублицензионный договор), только с письменного согласия лицензиара; срок действия сублицензионного договора равен сроку лицензионного договора; предоставленные права по сублицензионному договору равны правам и способам использования предоставленных по лицензионному договору; за действия сублицензиата, лицензиат отвечает перед лицензиаром.
В случае прекращения исключительного права лицензионный договор прекращается. В период действия лицензионного договора исключительное право на произведение может переходить к новому правообладателю, то есть автор (иной правообладатель) вправе свободно распоряжаться им и это не будет являться основанием для изменения или расторжения лицензионного договора, заключенного предшествующим правообладателем (п. 4, 7 ст. 1235 ГК).
Более того, лицензиат обязан представлять лицензиару отчеты об использовании произведения; в течение срока действия лицензионного договора лицензиар обязан воздерживаться от каких-либо действий, способных затруднить осуществление лицензиатом предоставленного ему права использования; лицензиар может в одностороннем порядке отказаться от лицензионного договора (п. 1, 2, 4 ст. 1237 ГК).
Заключение лицензионного договора не лишает автора (правообладателя) принадлежащих ему имущественных прав, лицензия только обременяет в объеме предоставленных прав исключительное (имущественное) право, с целью ограничить автора (правообладателя) в возможности аналогичного использования.
Невозможность передать право на использование произведения означает сохранение договорных отношений между автором и пользователем до момента окончания срока разрешения (срока действия договора).
По лицензионному договору происходит создание права-обременения, так называемое конститутивное12 (правоустанавливающее, не переносящее) правопреемство (правопреемство не в строгом смысле), а не переход (перенос) прав. То есть, имущественное право использования не передается, не переносится на другое лицо, а только предоставляется в определенных пределах (п. 1 ст. 1235 ГК), на определенное время (п. 4 ст. 1235 ГК), с сохранением правовой связи с автором (правообладателем) и с рядом ограничений для нового пользователя, выражающихся в сужении возможности последующего предоставления права и срочности указанного договора (п. 4, 7 ст. 1235, п. 1, 2, 4 ст. 1237, п. 1, 2, 3, 4 ст. 1238 ГК РФ). Субъектный состав лицензионного правоотношения не меняется.
Изложенная автором настоящей статьи позиция, поддерживается, в комментарии к ст. 1233 ГК РФ под редакцией профессора А.Л. Маковского «по лицензионному договору исключительное право остается принадлежащим своему правообладателю – лицензиару (абз. 2 п. 1 ст. 1233 ГК), а возможность его ограниченного (условиями договора) использования другим лицом составляет юридическую границу (предел) осуществления данного исключительного права. Именно на этом основана возможность перехода исключительного права к новому правообладателю при сохранении (т.е. в период действия) договорного права пользователя»13.
Аналогичное мнение высказано и в комментарии к ст. 1235 ГК РФ под редакцией Л.А. Трахтенгерц «поскольку в соответствии с п. 1 ст. 1233 ГК РФ заключение лицензионного договора не влечет перехода исключительного права лицензиату, то последствия перехода этого права к другим лицам в период действия лицензионного договора, в п. 7 ст. 1235 ГК РФ сформулированы по модели арендных отношений (п. 1 ст. 617 ГК), предопределяющей сохранение прав арендатора, обременяющего право собственности, в случае перехода права собственности к другим лицам»14.
Принципа неделимости исключительного права придерживается и Э.П. Гаврилов.
В комментарии к ст. 1233 ГК РФ, ученый говорит, что «вторая фраза п. 1 ст. 1233 ГК РФ предусматривает, что заключение лицензионного договора не влечет перехода исключительного права к лицензиату. С практической точки зрения это означает, что заключение лицензионного договора любого вида приводит к тому, что правообладатель не перестает быть правообладателем»15.
Рассматривая возможность делимости объектов гражданских прав, Э.П. Гаврилов пишет, что «исключительные права по действующему российскому законодательству, по-видимому, сконструированы как единые и неделимые (п. 1 ст. 1233, п. 1 ст. 1234 ГК). При этом очевидно, что право использования, входящее в состав исключительного права (п. 1 ст. 1229 ГК), не является правом использования, предоставляемым по договору о распоряжении исключительным правом (п. 1 ст. 1233, п. 1 ст. 1235 ГК)»16.
Анализ авторского законодательства и мнения известных ученых, позволяет сказать, что суть лицензионного договора по ГК РФ заключается в следующем: предоставление автором (правообладателем) права использования произведения в определенных пределах, есть не что иное, как разрешение, данное автором (правообладателем), использовать произведение определенными способами и действиями, на определенной территории, в течение определенного срока, на условиях договора, по прекращении которого, ограничение на использование предоставленных прав снимается и исключительное (имущественное) право автора (правообладателя) восстанавливается в полном объеме.
Отсутствие правопреемства в лицензионном договоре приводит к выводу, что право использования, входящее в состав исключительного (имущественного) права, по ГК РФ, является неделимым (ст. 1229, 1233, 1235, 1270, 1286 ГК).
Предъявление лицензиатом прямого иска к нарушителю
«Норма абзаца 2 п. 1 ст. 1233 ГК РФ о невозможности перехода к лицензиату исключительного права на произведение, говорит Э.П. Гаврилов, не означает, что лицо, получившее исключительную лицензию (лицензиат), не вправе предъявлять требования в адрес третьих лиц о защите своих прав, полученных по лицензионному договору.
Полученное им право становится не относительным, действующим только в рамках лицензионного договора; оно становится абсолютным и исключительным, подобным праву собственности. Это право становится "собственным", "своим" правом лицензиата»17.
По-мнению Э.П. Гаврилова, «право, предоставленное по договору на условиях исключительной лицензии, буквально означает: "Я, лицензиар, предоставляю это право на использование тебе, лицензиату, и только тебе; никому другому оно не было и не будет предоставлено; в пределах действия договора ты, лицензиат, становишься единственным (исключительным) пользователем. Данное полученное право ты можешь защищать от любых нарушений со стороны любых других лиц"»18.
М.А. Мирошникова и А.А. Скворцов считают, что наличие исковой защиты, возможность извлечения экономической выгоды из предоставления права использования третьим лицам - доказывает, что лицензиату по договору исключительной лицензии передаются права использования, которые носят монопольный, исключительный характер.
Авторы делают вывод о том, что в случае заключения договора на условии исключительной лицензии, как и при отчуждении исключительного права в целом, имеет место транслятивное (переносящее) правопреемство19.
Е.Ю. Николаева полностью не согласна с таким мнением. Она приводит доводы И.С. Чупрунова, который пишет, что: «М.А. Мирошникова явно переоценила "абсолютность" и "автономность" предоставляемого по договору исключительной лицензии права использования, а потому пришла к неверному выводу о природе прав исключительного лицензиата. Право исключительного лицензиата не является самостоятельным, оно зависимо от исключительного права лицензиара: существует лишь постольку, поскольку существует исключительное право.
Если следовать данной логике, придется признать, что распоряжаться предоставленными ему правами исключительный лицензиат может абсолютно независимо от лицензиара: он может, например, произвести отчуждение данных прав, даже не уведомив об этом лицензиара. Сам же лицензиар при таком подходе не может распоряжаться всем своим исключительным правом, а способен лишь передать оставшиеся у него правомочия. Думается, что такое утверждение в корне неверно. Именно по этой причине лицензиар, предоставив лицензиату право монопольно использовать интеллектуальный продукт, сохраняет возможность (а) отчуждать исключительное право в полном объеме, (б) осуществлять защиту своего исключительного права, включая защиту от тех действий третьих лиц, которые также нарушают право лицензиата»20.
С.В. Усольцева, как и Е.Ю. Николаева с И.С. Чупруновым, в лицензионном договоре, признает конститутивное правопреемство21.
Вопрос о том, отмечал известный ученый А.А. Пиленко, «кому, по договору, предоставлено право преследовать контрафакторов, может служить важным критерием при толковании договоров о лицензии. Одно упоминание о том, которой из сторон присваивается право преследовать контрафакторов, является, in dubio, решающим моментом: передача этого права делает "лицензиата" правообладателем (собственником).
Всякая лицензия устанавливается путем договора. Договор этот может иметь троякую степень интенсивности: 1) лицензиар может договориться, что лицензиату будет дозволено производить определенные действия (простая лицензия); 2) лицензиар может дать простую лицензию и, кроме того, обязаться впредь не выдавать других таких лицензий (исключительная лицензия); и, наконец, 3) лицензиар может выдать исключительную лицензию и, кроме того, обязаться, что он сам впредь не будет производить тех же действий (полная лицензия).
Последняя форма лицензии дает уже очень сильную степень защиты от конкуренции и, по экономическим результатам, может приближаться к передаче права. Однако она все-таки остается договорным отношением между двумя сторонами и не создает для лицензиата никаких вещных прав. Поэтому с юридической точки зрения полная и бессрочная лицензия все-таки принципиально отличается от передачи права»22.
Автор статьи солидарен с А.Ю. Кувырковой, которая говорит, что «"исключительность" исключительной лицензии заключается не в легальной монополии лицензиата на использование объекта определенным способом, а в том, что она связана с особым обязательством лицензиара: не разрешать использование объекта данным способом другим лицам. Механизм действия исключительной лицензии при этом связан с исключительностью самого интеллектуального права. Использовать результат интеллектуальной деятельности может только обладатель исключительного права и лица, получившие от него разрешение. Если обладатель исключительного права, предоставив лицензию, обязался больше никому аналогичные разрешения не выдавать, то иные лица и не смогут законным образом использовать данный результат интеллектуальной деятельности.
Суть исключительной лицензии, тем самым, заключается в возможности пользоваться объектом в отсутствие конкурентов. Право запрещать всем иным лицам использование объекта по-прежнему принадлежит обладателю исключительного права, лицензиат по исключительной лицензии может лишь использовать отдельные средства защиты своих прав в случае их нарушения третьими лицами»23.
В комментарии к ст. 1235 ГК РФ под редакцией Л.А. Трахтенгерц отмечено, что «исключительная лицензия позволяет защищать экономические интересы первого лицензиата путем исключения возможности представления аналогичных прав другим лицензиатам, которые бы неизбежно конкурировали бы с первым лицензиатом»24.
То есть, невозможность перехода к лицензиату исключительного права на произведение (абзац 2 п. 1 ст. 1233 ГК) и отсутствие правопреемства в лицензионном договоре исключают, наличие у лицензиата по исключительной лицензии абсолютного права запрещать использование (абзац 2 п. 1 ст. 1229 ГК) произведения, но не исключают предоставлять ему (ст. 1254 ГК РФ) способы защиты, предусмотренные ст. 1250, 1252 и 1253 ГК РФ.
Причем, лицензиат может использовать данные способы, только для защиты «своего права» - права обременения, а не для защиты наравне с автором или иным правообладателем (ст. 1301 ГК РФ) исключительного права.
Иначе требования п. 1 ст. 1252 ГК РФ противоречили бы лицензии и норме абзаца 2 п. 1 ст. 1233 ГК: признание исключительного права за лицом (лицензиатом), которому оно не принадлежит, нарушит интересы автора (правообладателя). В таком споре, из существа лицензионного договора, лицензиат будет ненадлежащим истцом.
Право использования принадлежащее лицензиару (автору, правообладателю) и право использования лицензиата, не тождественны. Право использования автора (п. 1, 2 ст. 1270 ГК) не является правом использования предоставленного лицензиату (п. 1 ст. 1286 ГК). Предоставление лицензиату наравне с автором (правообладателем) применять способы защиты исключительных (имущественных прав), отождествит правомочия лицензиара с правами лицензиата, в то время как автор (правообладатель) предоставляет (создает) права на использование в ограниченном и меньшем объеме (в предусмотренных договором пределах, п. 1 ст. 1235 ГК), чем они принадлежат ему.
Прямое требование лицензиатом, т.е. лицом, которому исключительное право на произведение не передано, от нарушителя не его (лицензиата) права, совершения определенных действий, в выявленной в 70 главе ГК РФ разрешительной конструкции не применимо, поскольку при ограниченном праве лицензиата (праве-обременении), его возможность предъявления прямого иска к нарушителю исключительного права ограничена правами лицензиара (автора, правообладателя) ст.ст. 1250, 1252, 1301 ГК РФ.
Автор статьи считает, что при исключительной лицензии переход к лицензиату права использования (абзац 1 п. 1 ст. 1229 ГК) как и возникновение у лицензиата права запрещения использования (абзац 2 п. 1 ст. 1229 ГК) произведения не происходит.
Право использования произведения лицензиату не передается, на основе исключительного права лицензиара происходит создание нового относительного дочернего права лицензиата (права-обременения) с иным, более узким содержанием, которое стесняет оставшееся неизменным в своем содержании исключительное материнское право правообладателя (лицензиара).
Наличие у лицензиата права использования и права запрещения использования произведения переводит его в статус правообладателя ( п. 1 ст. 1229 ГК), что противоречит лицензии (ст. 1233, 1235 ГК).
Таким образом, исковая защита лицензиата от незаконных действий третьих лиц возникает не на основе полученного исключительного права, а в силу относительного правоотношения - лицензионного договора, создающего у лицензиата свое право - право-обременение, которое он (лицензиат) может защищать установленными в ст. 1254 ГК способами.
Именно в этом отношении право-обременение лицензиата является абсолютным исключающим всех третьих лиц из круга подобного использования, как право арендатора на вещь (ст. 305 ГК), однако это не означает, что лицензиат является обладателем самого исключительного права на произведение и в пределах лицензии занимает место правообладателя.
Выявленные моменты еще раз доказывают отсутствие частичной уступки и невозможность делимости исключительного права.
Передача права использования и распоряжения в полном объеме
В части IV ГК РФ законодатель включил произведение в коммерческий оборот с помощью договора об отчуждении исключительного права (ст. ст. 1234, 1285 ГК), который является новым видом распоряжения имущественными правами автора.
В этой связи, рассмотрим возможность отчуждения права использования и распоряжения произведением в полном объеме.
Тесная связь имущественных и неимущественных правомочий между собой и с личностью автора, доказывает, что исключительное (имущественное) право (ст.ст. 1229, 1270 ГК) приобретателя, обременено (ограничено) личными неимущественными правами (ст.ст. 1228, 1251 ГК) автора.
Исключительное (имущественное) право не может возникнуть самостоятельно у приобретателя и существовать без связи с автором, его личными неимущественными правами. Согласно п. 3 ст. 1228 ГК РФ исключительное (имущественное) право первоначально возникает у автора, который может передать его по договору, что свидетельствует о зависимом, производном характере прав приобретателя.
Когда автор передает по договору на время свои дочерние имущественные правомочия (пользование и распоряжение) другому лицу (приобретателю), то между ними (автором и приобретателем) возникает относительная связь (приобретатель вступает в обязательственные правоотношения с автором (конкретным лицом)). При этом материнские личные неимущественные права остаются у творца, то есть автор по-прежнему способен исключать любое воздействие третьих лиц на свое произведение (ст. 1251 ГК) - абсолютная связь.
Имущественные и личные неимущественные права автора связывает результат творческой деятельности, особый нематериальный объект, в который включена сама личность – произведение.
При этом правовые связи автора и приобретателя (правообладателя) различны.
Автор со своим произведением имеет абсолютно-материнскую правовую связь: абсолютную, так как ему всегда принадлежат непередаваемые личные неимущественные права, обязанность по соблюдению которых возлагается на всех и каждого, материнскую, так как через осуществление личных прав (ст. 1268 ГК РФ) реализуются дочерние имущественные права (п. 2 ст. 1270 ГК).
Приобретатель с произведением автора имеет абсолютно-дочернюю правовую связь: абсолютную, так как способен исключать любое воздействие третьих лиц нарушающих исключительное право (ст. 1301 ГК), дочернюю, так как получает имущественные права, которые производны от материнских, личных прав автора.
Для отчуждения исключительного права необходимо письменное согласие автора (заключение договора ст. 1234 ГК), которому не безразлично, кому будет передано, кто и на каких условиях будет использовать его произведение.
Поскольку человек создавший произведение будет всегда являться его творцом, то для него важны моральные (личные) права: честь, достоинство, деловая репутация (ст. 151, 152 ГК РФ). На данные права автора влияет нравственность личности приобретателя (пользователя), нравственность сферы и цели использования творения (произведения).
Автор передает свои имущественные права не любому лицу, а именно тому, кому он хочет, не на любых условиях, а на таких, на каких он (автор) желает, которые отвечают его цели создания произведения (на благо общества).
Правовая связь моральных и имущественных прав будет существовать всегда, в течение срока действия исключительного права и будет выражаться в наложении на правообладателя определенных моральных обязанностей перед автором – обязательств.
Независимо от имущественных прав автора и даже после уступки этих прав, он имеет право требовать признания своего авторства на произведение и противодействовать всякому извращению, искажению или иному изменению этого произведения, а также любому другому посягательству на произведение, способному нанести ущерб чести или репутации автора (п. 1 ст. 6 bis Бернской конвенции, п. 12 Постановления пленума Верховного суда РФ № 15 от 19.06.06г.).
При последующей передачи исключительного права новому правообладателю, эти обязательства сохраняются. Своими личными неимущественными правами автор продолжает контролировать (ст. 1251 ГК) переданные исключительные права. Происходит аналогия с переменой лиц в обязательстве на стороне правообладателя (должника, ст. 391 ГК), для которой важна личность нового правообладателя и согласие автора (кредитора). Согласно п. 2 ст. 1233 ГК РФ к договорам об отчуждении исключительного права применяются общие положения об обязательствах (статьи 307 - 419 ГК).
Выявленное обременение имущественных прав, ограничивает последующую передачу исключительного права, для которой важно согласие автора (письменное разрешение).
Если в лицензионном договоре, исключительное право автора ограничивается, в определенных пределах использования, разрешением лицензиата, без перехода права использования и распоряжения, (возможно-допустимая аналогия с правом аренды ст. 606 ГК), то в договоре об отчуждении, переданное в полном объеме исключительное право (право использования и распоряжения - ст.ст. 1229, 1270 ГК РФ) приобретателя обременяется, в пределах права распоряжения, личными правами автора (возможно-допустимая аналогия с правом хозяйственного ведения ст. 294, п. 2 ст. 295 ГК РФ).
В центре этих двух договоров находится исключительное право, которое при лицензии в части использования, стесняется правами пользователя (лицензиата), а при отчуждении – в части распоряжения, ограничивается личными правами автора.
Сущность договора об отчуждении исключительного права состоит в том, что приобретатель на определенное время (срок действия исключительного права) получает в полном объеме имущественную часть (право использования и распоряжения) авторских прав, с ограничением (только с согласия автора) последующей её передачи (распоряжения) другому лицу.
Таким образом, в целях обеспечения неимущественных прав автора, последующие распоряжения исключительным правом необходимо ограничить письменным согласием автора, путем замены в ст. 1285 и в п. 1 ст. 1286 ГК слов «или иной правообладатель» на «или иной правообладатель с письменного согласия автора».
Тесная связь имущественных и неимущественных правомочий между собой и с личностью автора исключает полное переносящее (транслятивное) правопреемство - «универсальность».
Выявленная зависимость имущественных прав приобретателя от личных прав автора подразумевает, что дочернее квазиабсолютное25 (ослабленное из-за наличия обременения - ограниченной монополи распоряжения) исключительное право приобретателя в части распоряжения обременяется материнскими личными правами автора, что представляет собой производное (имущественные права производны от личных прав автора) сингулярное (частичное – только имущественные права) квазитранслятивное (переносящее ослабление - обременение) правоприобретение.
Так же как и в лицензионном договоре, в договоре об отчуждении, тождество права приобретателя и прав автора отсутствует. Передаваемое, абсолютное имущественное право автора, отлично от получаемого, квазиабсолютного, обремененного (ослабленного в части распоряжения) имущественного права приобретателя.
Поэтому для континентальной системы авторского права России с концепцией «интеллектуальных прав», в основу которой положена дуалистическая теория (личные неимущественные и имущественные правомочия) и где за автором, независимо от договора, всегда будет сохраняться определенный набор личных прав (ст. 1228 ГК), термин «отчуждение» не уместен.
Отчуждение предполагает бессрочность, неограниченность, отсутствие правовых связей с передающим право. Срочность исключительного права, обремененность личными правами и зависимость от автора, предполагает временный переход имущественных прав в полном объеме с сохранением правовой связи с передавшим право.
Возможность отчуждения исключительного права на произведение Э.П. Гаврилов считает серьезной ошибкой. Ученый говорит, что «договоры отчуждения, предусмотренные в отношении авторских произведений (ст. 1285 ГК), противоречат общей концепции авторского права, согласно которой предоставление исключительного права может осуществляться только по лицензионному договору»26.
Полагаю, что отчуждение будет возможно, при добровольном отказе автора от своих прав, а так же когда автор, наравне с имущественными правами, сможет передавать личные неимущественные права.
Поскольку в лицензионном договоре (п. 1 ст. 1235 ГК) нами было выявлено отсутствие правопреемства и тождества прав (лицензиара и лицензиата), сделан вывод, что право использования, входящее в состав исключительного (имущественного) права, является неделимым, а в договоре об отчуждении (п. 1 ст. 1234 ГК) установлено, что исключительное право передается в полном объеме (право использования и распоряжения, п. 1 ст. 1233 ГК), данные факты позволяют сказать, что исключительное право по ГК РФ является единым и неделимым.

Библиография

1. Волынец-Руссет Э.Я. Планирование и расчет эффективности приобретения лицензий. М. 1973;
2. Гаврилов Э.П. Общие положения права интеллектуальной собственности: краткий комментарий к Главе 69 ГК РФ // Хозяйство и право. 2007. N 9;
3. Гаврилов Э.П. Объекты интеллектуальных прав и их делимость // Патенты и лицензии. 2010. № 3;
4. Городисский М.Л., Иванов И.Д. Лицензионный договор. М. 1961;
5. Иванов И.Д., Сергеев Ю.А. Патенты и лицензии в международных экономических отношениях. М. 1966;
6. Комментарий к Закону РФ «Об авторском праве и смежных правах» под ред. Э.П. Гаврилова // СПС «Консультант Плюс»;
7. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского // СПС «Консультант Плюс»;
8. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации / под редакцией Л.А. Трахтенгерц. // СПС «Консультант Плюс»;
9. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации / под редакцией Э.П. Гаврилова, В.И. Еременко // СПС «Консультант Плюс»;
10. Калятин В.О. Интеллектуальная собственность. М. 2000;
11. Кувыркова А.Ю. Лицензионный договор о предоставлении права использования объекта интеллектуальных смежных прав // Законодательство. 2009. N 5;
12. Мирошникова М.А. Сингулярное правопреемство в авторских правах. СПб. 2005;
13. Николаева Е.Ю. Правовая характеристика лицензионного договора в сфере интеллектуальной собственности // Гражданин и право. 2009. N 5;
14. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М. 1973;
15. Пиленко А.А. Право изобретателя. Т. 1-2. М. 1902-1903. § 179.3, § 175 // СПС «Гарант»;
16. Скворцов А.А. Правовая конструкция лицензионного договора - передача имущественного права // Законодательство. 2008. N 9;
17. Усольцева С.В. Система договоров в сфере интеллектуальной собственности // Законы России: опыт, анализ, практика. 2009. N 5.
Категория: статьи | Добавил: alekseypaso (13.07.2015)
Просмотров: 686 | Теги: Авторское право, Отчуждение, разрешение., уступка, исключительное право | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Адвокат в Самаре: Фалалеев Алексей Сергеевич

ответит на вопросы по телефону   +7  927  706-28-98,

а так же по E-mail: 1885@paso.ru

 Бесплатная консультация онлайн Задать вопрос адвокату

Обращайтесь за консультацией - для Вас найдется правильный ответ!

 

Адвокат в Самаре: 
Фалалеев Алексей Сергеевич
позвоните   
+7  927  706-28-98
задайте вопрос 
E-mail: 
#1885@paso.ru

 #Бесплатная консультация

 #Задайте вопрос адвокату