ОСОБЕННОСТИ СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЛИЦЕНЗИАТА

Главная » Статьи » Статьи » статьи

ОСОБЕННОСТИ СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЛИЦЕНЗИАТА

А.С. Фалалеев,
адвокат Коллегии адвокатов «ГУБЕРНСКАЯ»
Палаты адвокатов Самарской области


ОСОБЕННОСТИ СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЛИЦЕНЗИАТА
И МЕХАНИЗМ ЕЕ РЕАЛИЗАЦИИ

Кажется, что нет проще понятия чем «право на судебную защиту» (ст. 11 ГК РФ, ст. 3 ГПК РФ, ст. 4 АПК РФ), но анализирующий ум юриста взирая на это, по-видимому столь простое понятие, открывает в нем такие стороны, которые ускользают от первого, еще не глубокого, взгляда человека образованного.
В этом отношении, П.Д. Калмыков, сравнивал юриста с естествоиспытателем: «ученый геолог видит больше в устройстве страны где путешествует для ученых целей, нежели турист, образование которого смотрит на панораму. Анализ есть душа науки. Много понятий в юриспруденции возбуждают непосредственное сочувствие здравого смысла и совести в каждом образованном человеке. Но наука не довольствуется этим и подвергает понятия всестороннему и внимательному рассмотрению, благодаря чему открываются разнородные стороны, истинное значение, а наблюдательному уму представляются такие отношения, которые понятие первоначально простое делают многосложным - несравненно труднее, чем оно представлялось первому взгляду» .
Не раскрывая существа этих понятий, мы не в силах уважать закон – изучать, точно понимать его содержание и правильно применять, что затрудняет подчас работу судебных органов. Оперируя понятиями, законодатель не всегда может их комментировать, тем более анализировать сложные общественные явления и недостаточно ясные представления, которые они (понятия) вызывают у нас. Эти задачи должна выполнять наука, которая выдвигает перед современными цивилистами трудные вопросы достойные того чтобы вести целеустремленные исследования.
Наша цивилистическая наука обязана помочь правосудию в защите личных и имущественных прав путем тщательного исследования трудных и мало разработанных проблем процессуального права, разработкой правовых критериев для решения сложных судебных споров.
Сложные понятия, с которыми сталкивается наука и судебная практика, содержатся и в нормах четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ). В их число входит «судебная защита прав лицензиата» (ст. 1254 ГК). Механизм реализации данной нормы права сразу же ставит нас перед трудной и неисследованной проблемой – возможности предъявления лицензиатом прямого иска к нарушителю.
Нормативные положения абзаца 2 п. 1 ст. 1233 ГК, о невозможности перехода к лицензиату исключительного права и установленная передача исключительного права в полном объеме (ст. 1234 ГК), свидетельствуют о том, что ГК РФ фактически не предусматривает передачу (уступку) прав по лицензионному договору, а говорит о разрешении (выдачи лицензии). То есть права к лицензиату и сублицензиату от правообладателя не переходят.
Заключение лицензионного договора не лишает автора (правообладателя) принадлежащих ему имущественных прав, лицензия только обременяет в объеме предоставленных прав исключительное (имущественное) право, с целью ограничить автора в возможности аналогичного использования.
Заключая лицензионный договор, автор (правообладатель) сохраняет контроль над дальнейшим оборотом предоставленного права, и фактически оставляет титул обладателя абсолютным исключительным (имущественным) правом за собой.
Невозможностью перехода к лицензиату прав по использованию произведения служит ограниченность предоставляемых прав по: сроку действия лицензионного договора, возможности последующей их передачи (заключение сублицензионного договора) и сохранением правовых связей обладателя исключительного (имущественного) права с пользователями (лицензиатом и сублицензиатом).
Пункт 4 ст. 1235 ГК РФ говорит о срочности лицензионного договора. По истечении срока предоставления прав обременение лицензией прекращается и исключительное (имущественное) право у лицензиара восстанавливается в полном объеме.
Невозможность передать право на использование произведения означает сохранение договорных отношений между автором и пользователем до момента окончания срока разрешения (срока действия договора).
Согласно п.п. 1, 2, 3, 4 ст. 1238 ГК Ф лицензиат может предоставить право использования произведения другому лицу (заключить сублицензионный договор), только с письменного согласия лицензиара; срок действия сублицензионного договора равен сроку лицензионного договора; предоставленные права по сублицензионному договору равны правам и способам использования предоставленных по лицензионному договору; за действия сублицензиата, лицензиат отвечает перед лицензиаром.
Более того, лицензиат обязан представлять лицензиару отчеты об использовании произведения; в течение срока действия лицензионного договора лицензиар обязан воздерживаться от каких-либо действий, способных затруднить осуществление лицензиатом предоставленного ему права использования; лицензиар может в одностороннем порядке отказаться от лицензионного договора (п.п. 1, 2, 4 ст. 1237 ГК).
В случае прекращения исключительного права лицензионный договор прекращается. В период действия лицензионного договора исключительное право на произведение может переходить к новому правообладателю, то есть автор (иной правообладатель) вправе свободно распоряжаться им и это не будет являться основанием для изменения или расторжения лицензионного договора, заключенного предшествующим правообладателем (п. 4, 7 ст. 1235 ГК).
По этому поводу, в комментарии к ст. 1235 ГК РФ под редакцией Л.А. Трахтенгерц высказано мнение, что «последствия перехода исключительного права к другим лицам в период действия лицензионного договора (п. 7 ст. 1235 ГК) сформулированы по модели арендных отношений (п. 1 ст. 617 ГК), предопределяющей сохранение прав арендатора, обременяющего право собственности, в случае перехода права собственности к другим лицам» .
Однако при такой разрешительной конструкции прав лицензиата, закон, по исключительной лицензии (ст. 1236 ГК), предусматривает для него способы защиты наравне с правообладателем (ст. 1250, 1252, 1254, 1301 ГК).
Рассмотрим возможность предъявления лицензиатом прямого иска к нарушителю исключительного (имущественного) права.
Статья 1236 ГК РФ, предусматривает два основных вида лицензий: простую (неисключительную) и исключительную. Исключительная лицензия отличается от простой (неисключительной) тем, что за лицензиаром не сохраняется право выдачи лицензии другим лицам.
«Норма абзаца 2 п. 1 ст. 1233 ГК РФ о невозможности перехода к лицензиату исключительного права на произведение, говорит Э.П. Гаврилов, не означает, что лицо, получившее исключительную лицензию (лицензиат), не вправе предъявлять требования в адрес третьих лиц о защите своих прав, полученных по лицензионному договору.
Полученное им право становится не относительным, действующим только в рамках лицензионного договора; оно становится абсолютным и исключительным, подобным праву собственности. Это право становится "собственным", "своим" правом лицензиата» .
По-мнению Э.П. Гаврилова, «право, предоставленное по договору на условиях исключительной лицензии, буквально означает: "Я, лицензиар, предоставляю это право на использование тебе, лицензиату, и только тебе; никому другому оно не было и не будет предоставлено; в пределах действия договора ты, лицензиат, становишься единственным (исключительным) пользователем. Данное полученное право ты можешь защищать от любых нарушений со стороны любых других лиц"» .
М.А. Мирошникова и А.А. Скворцов считают, что наличие исковой защиты, возможность извлечения экономической выгоды из предоставления права использования третьим лицам - доказывает, что лицензиату по договору исключительной лицензии передаются права использования, которые носят монопольный, исключительный характер.
Авторы делают вывод о том, что в случае заключения договора на условии исключительной лицензии, как и при отчуждении исключительного права в целом, имеет место транслятивное (переносящее) правопреемство .
Е.Ю. Николаева полностью не согласна с таким мнением. Она приводит доводы И.С. Чупрунова, который пишет, что: «М.А. Мирошникова явно переоценила "абсолютность" и "автономность" предоставляемого по договору исключительной лицензии права использования, а потому пришла к неверному выводу о природе прав исключительного лицензиата. Право исключительного лицензиата не является самостоятельным, оно зависимо от исключительного права лицензиара: существует лишь постольку, поскольку существует исключительное право.
Если следовать данной логике, придется признать, что распоряжаться предоставленными ему правами исключительный лицензиат может абсолютно независимо от лицензиара: он может, например, произвести отчуждение данных прав, даже не уведомив об этом лицензиара. Сам же лицензиар при таком подходе не может распоряжаться всем своим исключительным правом, а способен лишь передать оставшиеся у него правомочия. Думается, что такое утверждение в корне неверно. Именно по этой причине лицензиар, предоставив лицензиату право монопольно использовать интеллектуальный продукт, сохраняет возможность (а) отчуждать исключительное право в полном объеме, (б) осуществлять защиту своего исключительного права, включая защиту от тех действий третьих лиц, которые также нарушают право лицензиата» .
С.В. Усольцева, как и Е.Ю. Николаева с И.С. Чупруновым, в лицензионном договоре, признает конститутивное правопреемство .
Вопрос о том, отмечал известный ученый А.А. Пиленко, «кому, по договору, предоставлено право преследовать контрафакторов, может служить важным критерием при толковании договоров о лицензии. Во всех этих случаях одно упоминание о том, которой из сторон присваивается право преследовать контрафакторов, является, in dubio, решающим моментом: передача этого права делает "лицензиата" правообладателем (собственником патента)» .
По общему правилу, говорит А.А. Пиленко, «всякая лицензия устанавливается путем договора. Договор этот может иметь троякую степень интенсивности: 1) лицензиар может договориться, что лицензиату будет дозволено производить определенные действия (простая лицензия); 2) лицензиар может дать простую лицензию и, кроме того, обязаться впредь не выдавать других таких лицензий (исключительная лицензия); и, наконец, 3) лицензиар может выдать исключительную лицензию и, кроме того, обязаться, что он сам впредь не будет производить тех же действий (полная лицензия).
Последняя форма лицензии дает уже очень сильную степень защиты от конкуренции и, по экономическим результатам, может приближаться (если она выдана на 15 лет) к передаче права (патента). Однако она все-таки остается договорным отношением между двумя сторонами и не создает для лицензиата никаких вещных прав. Поэтому с юридической точки зрения полная и бессрочная лицензия все-таки принципиально отличается от передачи права (патента)» .
Автор солидарен с А.Ю. Кувырковой, которая говорит, что «"исключительность" исключительной лицензии заключается не в легальной монополии лицензиата на использование объекта определенным способом, а в том, что она связана с особым обязательством лицензиара: не разрешать использование объекта данным способом другим лицам. Механизм действия исключительной лицензии при этом связан с исключительностью самого интеллектуального права. Использовать результат интеллектуальной деятельности может только обладатель исключительного права и лица, получившие от него разрешение. Если обладатель исключительного права, предоставив лицензию, обязался больше никому аналогичные разрешения не выдавать, то иные лица и не смогут законным образом использовать данный результат интеллектуальной деятельности.
Суть исключительной лицензии, тем самым, заключается в возможности пользоваться объектом в отсутствие конкурентов. Право запрещать всем иным лицам использование объекта по-прежнему принадлежит обладателю исключительного права, лицензиат по исключительной лицензии может лишь использовать отдельные средства защиты своих прав в случае их нарушения третьими лицами» .
В комментарии к ст. 1235 ГК РФ под редакцией Л.А. Трахтенгерц отмечено, что «исключительная лицензия позволяет защищать экономические интересы первого лицензиата путем исключения возможности представления аналогичных прав другим лицензиатам, которые бы неизбежно конкурировали бы с первым лицензиатом» .
То есть, невозможность перехода к лицензиату исключительного права на произведение (абзац 2 п. 1 ст. 1233 ГК) и отсутствие правопреемства в лицензионном договоре исключают, наличие у лицензиата по исключительной лицензии абсолютного права запрещать использование (абзац 2 п. 1 ст. 1229 ГК) произведения, но не исключают предоставлять ему (ст. 1254 ГК РФ) способы защиты, предусмотренные ст. 1250, 1252 и 1253 ГК РФ.
Причем, лицензиат может использовать данные способы, только для защиты «своего права» - права обременения, а не для защиты наравне с автором или иным правообладателем (ст. 1301 ГК РФ) исключительного права.
Иначе требования п. 1 ст. 1252 ГК РФ противоречили бы лицензии и норме абзаца 2 п. 1 ст. 1233 ГК: признание исключительного права за лицом (лицензиатом), которому оно не принадлежит, нарушит интересы автора (правообладателя). В таком споре, из существа лицензионного договора, лицензиат будет ненадлежащим истцом.
Право использования принадлежащее лицензиару (автору, правообладателю) и право использования лицензиата, не тождественны. Право использования автора (п. 1, 2 ст. 1270 ГК) не является правом использования предоставленного лицензиату (п. 1 ст. 1286 ГК). Предоставление лицензиату наравне с автором (правообладателем) применять способы защиты исключительных (имущественных прав), отождествит правомочия лицензиара с правами лицензиата, в то время как автор (правообладатель) предоставляет (создает) права на использование в ограниченном и меньшем объеме (в предусмотренных договором пределах, п. 1 ст. 1235 ГК), чем они принадлежат ему.
Прямое требование лицензиатом, т.е. лицом, которому исключительное право на произведение не передано, от нарушителя не его (лицензиата) права, совершения определенных действий, в выявленной в 70 главе ГК РФ разрешительной конструкции не применимо, поскольку при ограниченном праве лицензиата (праве-обременении), его возможность предъявления прямого иска к нарушителю исключительного права ограничена правами лицензиара (автора, правообладателя) ст.ст. 1250, 1252, 1301 ГК РФ.
Автор статьи считает, что при исключительной лицензии переход к лицензиату права использования (абзац 1 п. 1 ст. 1229 ГК) как и возникновение у лицензиата права запрещения использования (абзац 2 п. 1 ст. 1229 ГК) произведения не происходит.
Право использования произведения лицензиату не передается, на основе исключительного права лицензиара происходит создание нового относительного дочернего права лицензиата (права-обременения) с иным, более узким содержанием, которое стесняет оставшееся неизменным в своем содержании исключительное материнское право правообладателя (лицензиара).
Наличие у лицензиата права использования и права запрещения использования произведения переводит его в статус правообладателя (п. 1 ст. 1229 ГК), что противоречит лицензии (ст. 1233, 1235 ГК).
Таким образом, исковая защита лицензиата от незаконных действий третьих лиц возникает не на основе полученного исключительного права, а в силу относительного правоотношения - лицензионного договора, создающего у лицензиата свое право - право-обременение, которое он (лицензиат) может защищать установленными в ст. 1254 ГК способами.
Именно в этом отношении право-обременение лицензиата является абсолютным исключающим всех третьих лиц из круга подобного использования, как право арендатора на вещь (ст. 305 ГК), однако это не означает, что лицензиат является обладателем самого исключительного права на произведение и в пределах лицензии занимает место правообладателя.
Выявленные моменты еще раз доказывают отсутствие частичной уступки и невозможность делимости исключительного права.

Калмыков П.Д. О литературной собственности вообще и в особенности об истории прав сочинителей в России. Рассуждения орд. проф. Императорского Санкт-Петербургского университета, доктора прав П.Д. Калмыкова, читанные на публичном акте Университета 8 февраля 1851 г. СПб.: Тип. Имп. Академии наук. 1951. С. 69-70.
Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации под редакцией Л.А. Трахтенгерц. Ст. 1235 // СПС «Консультант Плюс».
Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации под редакцией Э.П. Гаврилова, В.И. Еременко. Ст. 1233 // СПС «Консультант Плюс».
Гаврилов Э.П. Общие положения права интеллектуальной собственности: краткий комментарий к Главе 69 ГК РФ // Хозяйство и право. 2007. N 9. С. 32.
Мирошникова М.А. Сингулярное правопреемство в авторских правах. СПб. 2005. С. 115.; Скворцов А.А. Правовая конструкция лицензионного договора - передача имущественного права // Законодательство. 2008. N 9.
Николаева Е.Ю. Правовая характеристика лицензионного договора в сфере интеллектуальной собственности // Гражданин и право. 2009. N 5.
Усольцева С.В. Система договоров в сфере интеллектуальной собственности // Законы России: опыт, анализ, практика. 2009. N 5.
Пиленко А.А. Право изобретателя. Т. 1-2. М. 1902-1903. § 179.3 // СПС Гарант
Там же § 175
Кувыркова А.Ю. Лицензионный договор о предоставлении права использования объекта интеллектуальных смежных прав // Законодательство. N 5. 2009.
Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации под редакцией Л.А. Трахтенгерц. Ст. 1235 // СПС «Консультант Плюс».
Категория: статьи | Добавил: alekseypaso (13.07.2015)
Просмотров: 482 | Теги: судебнаяз ащита, Авторское право, лицензиат | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Адвокат в Самаре: Фалалеев Алексей Сергеевич

ответит на вопросы по телефону   +7  927  706-28-98,

а так же по E-mail: 1885@paso.ru

 Бесплатная консультация онлайн Задать вопрос адвокату

Обращайтесь за консультацией - для Вас найдется правильный ответ!

 

Адвокат в Самаре: 
Фалалеев Алексей Сергеевич
позвоните   
+7  927  706-28-98
задайте вопрос 
E-mail: 
#1885@paso.ru

 #Бесплатная консультация

 #Задайте вопрос адвокату