АВТОРСКОЕ ПРАВО СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА

Главная » Статьи » Статьи » статьи

АВТОРСКОЕ ПРАВО СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА

УДК: 347.78
АВТОРСКОЕ ПРАВО СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА
THE COPYRIGHT IN SOVIET PERIOD

А.С. ФАЛАЛЕЕВ
адвокат Коллегии адвокатов «ГУБЕРНСКАЯ» Палаты адвокатов Самарской области
, соискатель кафедры гражданского процессуального и предпринимательского права Самарского государственного университета.
PHALALEEV A.S.
A lawyer the board of «GUBERNSKYA» Chamber lawyers Samara, co-researcher chair civil trial and undertaking 1aw of Samara state university.
443092, г. Самара, ул. Физкультурная 121-33, телефон: 8 (846) 992-33-95 дом., 8-927-706-28-98 сот., e-mail: faas@mail.ru

Научный руководитель – к.ю.н., доцент В.А. Свиридов

Статья «Авторское право советского периода» посвящена одному из субъективных прав автора на произведения науки, литературы и искусства, которые теория гражданского права называет исключительным правом.
В ней представлены основные нормативные акты и определения авторского права, регулирующие авторские правоотношения в период 1917-1991 г.г. Выявляется механизм и формы распоряжения исключительным правом. Определяется правовая природа исключительного права и его место в системе права.
Затрагиваются проблемы тождества терминов «литературная собственность» и «авторское право». Ставится вопрос о применении к авторским отношениям общих норм о собственности и возможность отчуждения авторского права.
Ключевые слова: исключительное право, авторское право, литературная собственность.
The article «The copyright in soviet period» is devoted to one of the subjective author's property rights on original literary, artistic and scientific works which the theory of civil law names exclusive rights.
In it present the base statutory acts and defines copyright, regulating author's rights in 1917-1991 years period. Revealing mechanism and forms give orders of exclusive right. The legal nature of the copyright and place in system right is defined in it.
Touch upon a problems of an identity of terms «the intellectual property» and «copyright». Put question about application to author's attitudes of the general norms of the property and possibility alienate the copyright.
The key words: exclusive right, copyright, the literary property.

Главный вопрос, который сегодня убедительно доказывает неразработанность важных понятий авторского права и выдвигает перед исследователем капитальную проблему, требующую решения - отожествление (с 1 января 2008 г.), в четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации, исключительного права с имуществом и возможность его отчуждения (ст.ст. 1226, 1229, 1270).
Полагаю, что устранить данный правовой пробел возможно путем выявления природы исключительного права и доказательства того, что: исключительное право – не только имущественное право (ст. 1226 ГК РФ) – не право собственности; исключительное право – единая совокупность личных неимущественных и имущественных прав; отчуждения исключительного права в Российской Федерации быть не может.
Для фактического подтверждения обозначенных точек исследования, считаю необходимым рассмотреть: основное законодательное регулирование и научное понимание авторского права, исключительного права; механизм распоряжения исключительным правом автора на произведение - передачу авторского права от одного лица к другому; формы распоряжения исключительным правом автора на произведение: договоры, их виды, понятие, законодательные закрепления, формы заключения.
Думается, что решение поставленной проблемы, кроется в прошлом – в этапах развития авторского права. Попробуем отыскать в них «корни» нашего вопроса, чтобы, проанализировав полученные результаты, понять сегодняшние и заглянуть в будущее исследуемых общественных отношений.
На основании правовых норм, судебной практики и научных взглядов, рассмотрим развитие авторского права в советский период - с 1917 по 1991 г.г.
К сожалению, его едва ли можно отметить как прогрессивный этап в развитии авторского права. Скорее это самый противоречивое время в становлении авторских правоотношений хотя бы потому, что после октябрьской революции 1917 г. все законодательство российской империи, в том числе закон об авторском праве, было отменено. По сути, советское правительство стало создавать нормы авторского права вновь.
В советском авторском праве законодательство было направлено на уничтожение личной собственности, относя ее к буржуазным и капиталистическим странам.
В духе революционных идей – равенства всех слоев общества и строительства коммунизма, исключительное право из частной сферы отдельного автора стремительно стало переходить в общественное достояние.
Советское право, писали Б.С. Антимонов и Е.А. Флейшиц, охраняет не только интересы лица, создавшего произведение, но и интересы общества, интересы народа, связанные с появлением и существованием полезных для социалистического общества произведений литературы, науки, искусства1.
О свободной литературе, которая будет служить не пресыщенной героине, не скучающим и страдающим от ожирения верхним десяти тысячам, а миллионам и десяткам миллионов трудящихся, которые составляют цвет страны, ее силу, ее будущность - говорил В.И. Ленин2.
Началом претворения в жизнь данных идей явилась критика дореволюционного русского законодательства, которое следуя западноевропейским образцам, трактовало право автора на созданное им произведение как право собственности, которым можно торговать1.
В рамках идеалов социализма, вопрос о правовой природе авторского права, составе авторских правомочий и их отчуждении оставался открытым.
Авторское право – рассматривалось в этот период как часть, институт советского гражданского права, институт, регулирующий личные неимущественные и имущественные отношения, возникающие в связи с созданием и использованием нематериального продукта, продукта человеческой мысли, в области литературы, науки или искусства.
В.Г. Камышев отмечал, что такое деление авторских прав давно принято в науке советского гражданского права, закреплено в законе и не является условным2, а Э.П. Гаврилов, считал, что оно дано на основе практики3.
Гражданское законодательство не устанавливало преимущества личных прав автора перед имущественными, поскольку их вообще нельзя соизмерить. Для автора в равной степени важны как личные, так и имущественные права, поскольку материальные стимулы к труду имеют для него не меньшее значение, чем стимулы орального порядка4.
В подавляющем большинстве случаев неимущественные личные правомочия автора теснейшим образом переплетаются и сочетаются с его имущественным правомочием5.
Некоторые личные неимущественные авторские правомочия (право авторства, право на авторское имя) могут принадлежать только автору; они не могут быть переданы иному лицу. Другие личные неимущественные права, равно как и различные правомочия по использованию произведения, могут быть переданы по авторскому договору и переходят по наследству.
Но возможно ли отождествление этих прав с субъективными гражданскими правами, возникающими в связи с определенными юридическими фактами - покупкой вещи, созданием произведения и т. п.? Думается, говорила М.И. Никитина, что такое отождествление недопустимо1.
Субъективное авторское право в составе всех отдельных правомочий автора признавалось ст. 7 Основ авторского права 1928 г. исключительным правом.
Б.С. Антимонов и Е.А. Флейшиц считали, в советском гражданском праве исключительный характер авторского права означает, что это право может возникнуть только для автора. Раз возникнув, оно не может при жизни автора ни полностью, ни частью перейти к другому лицу. Исключительный характер прав советского автора заключается в их неотчуждаемости, неотторжимости их от личности автора в течение всей его жизни или в течение срока, определенного законом для особых случаев, в недопустимости перенесения прав автора на другое лицо2.
Авторские права признавались неотчуждаемыми, они остаются у автора и не переходят по правопреемству к организации, получающей не абсолютное авторское, а лишь обязательственное право использовать произведение. Организации, осуществляющие фактическое использование произведений именовались пользователями, они уже не могли считаться носителями авторских прав.
Неотчуждаемость прав автора произведений литературы науки и искусства – важное социалистическое завоевание советского авторского права. (Их отчуждение допускалось в целях продажи произведения за границу, когда необходимо учитывать правовую систему страны контрагента)3.
В ст. 15 Основ авторского права СССР 1928 года1 мы находим формулировку, близкую к формулировке Основ 1925 года:2 «Авторское право в части или в целом может быть отчуждаемо по издательскому договору, завещанию или иным законным способом».
Б.С. Антимонов и Е.А. Флейшиц указывали, что отчуждение субъективного авторского права советскому гражданскому праву не известно3.
Э.П. Гаврилов отмечал, что одно из принципиальных положений советского авторского права заключается в том, что личные авторские правомочия (право авторства, право на имя, право на неприкосновенность) никогда и ни при каких условиях не могут перейти от автора к другим лицам.
Даже в тех случаях, когда произведение создано в порядке выполнения служебного задания, личные неимущественные правомочия полностью сохраняются за автором.
В отличие от личных неимущественных, имущественные авторские правомочия говорил Э.П. Гаврилов, могут быть уступлены по авторскому договору, однако такая уступка всегда ограничивается определенным сроком.
Унификация этих сроков, а также установление более краткого трехлетнего срока действия авторских договоров отражают тенденцию развития советского авторского права, направленную на ограничение уступки имущественных авторских правомочий.
Поэтому формулировка закона об отчуждении авторского права была отвергнута, говорилось только о передаче автором произведения для использования обусловленным договором способом4. Конструкция отчуждения авторских правомочий реализовывалась при продаже произведения за границу, по отношению к иностранным государствам.
Советское авторское право впервые ввело понятие «авторский договор», дало его определение, закрепило на законодательном уровне виды, установило требования к форме, порядку заключения, изменения, оговорило содержание прав и обязанностей сторон. Это послужило базисной группировкой правовых норм для их развития в сфере авторских отношений.
Хотя в появлявшихся правовых нормах об авторских договорах, вопрос, относится ли авторское право к собственности, прямо и открыто не ставился, однако он был скрыт явно или на подсознательном уровне, в возникших в социалистическом научном сообществе, представлениях о правовой природе авторских договоров, теориях «уступки» и «разрешения». В силу которых, можно сказать, что сторонники теории уступки признавали авторское право за право собственности, а сторонники теории разрешения таковое отрицали в духе времени.
В разное время сторонниками непередаваемости авторских прав и следовательно - невозможности правопреемства (теория «разрешения») выступали И.А. Грингольц, Б.С. Антимонов, Е.А. Флейшиц и В.А. Дозорцев. Напротив, М.В. Гордон, В.И. Серебровский, Э.П. Гаврилов, В.П. Грибанов, Ю.Г. Матвеев считают авторские права передаваемыми (теория «уступки»)1.
Позиция допустимости отчуждения авторских прав поддерживалась в работах М.В. Гордона и В.И. Серебровского. Однако, вместе с тем авторы отмечали недостаточность такой характеристики, а также некоторую терминологическую невыдержанность закона. М.В. Гордон писал, что «издательский договор нельзя сводить к отчуждению авторского права, ибо по такому договору издательство не только приобретает правомочия автора, но берет на себя целый ряд обязательств, в частности, издательство обязано дать политическую и деловую оценку произведения, принять меры к изданию и распространению среди читателей изданного произведения»2.
Таким образом, отмечал В.И. Серебровский, по издательскому договору, во-первых, «отчуждается» не все авторское право в целом, а только отдельные правомочия и притом такие, которые необходимы для издания произведения, и, во-вторых, такое «отчуждение» допускается лишь на определенный срок1.
Э.П. Гаврилов полагал, что по авторским договорам автор передает свои авторские права организации, только не целиком, а частично. При этом право на воспроизведение и распространение произведения, по мнению Э.П. Гаврилова, остается за автором, но частично, в какой-то доле он его уступает соответствующей организации2.
Вместо «отчуждения» исключительных авторских прав по издательскому договору была создана «разрешительная» конструкция. Конструкция же отчуждения (уступки) авторских прав организации была подвергнута критике.
В.А. Дозорцев писал, что теория «разрешения» применительна к договорам о передаче произведения для использования, в то время как для лицензионных договоров признавался факт передачи авторских прав3.
И.А. Грингольцем было высказано мнение, что, передавая свое произведение социалистической организации, автор только реализует принадлежащее ему личное право на выпуск произведения в свет4. А.И. Ваксберг писал, что по договору автор предоставляет своему контрагенту право, то есть разрешает опубликовать произведение5. Применительно к издательскому договору, М.И. Никитина считала, что издание и распространение произведения входит в круг специальной правоспособности социалистических издательств, которые могут осуществлять эти действия лишь с разрешения авторов произведений6.
Эта позиция получила поддержку и дополнительное обоснование в работе Б.С. Антимонова и Е.А. Флейшиц, которые отметили, что способы «отчуждения» авторского права, прямо названные в законе (издательский договор и договор постановочный), оказываются при ближайшем анализе отнюдь не способами перенесения авторского права на другое лицо.
Ни одно определение издательского договора, которое исходит из того, что автор «уступает» издательству или «отчуждает» в пользу издательства свое авторское право, считают Б.С. Антимонов и Е.А. Флейшиц, не раскрывает существа данного правоотношения. Отчуждением называется отказ от определенного права навсегда. Между тем издательский договор может быть заключен только на определенный, относительно короткий срок, а издательство вовсе не приобретает от автора его авторское право ни в целом, ни в части, ни бессрочно, ни на время.
Таким образом, делали вывод авторы, что ни по издательскому, ни по постановочному договору уступка авторского права в целом (ни по объему, ни по сроку действия) не происходит. Больше того они утверждали, что: не происходит по существу и уступка отдельных авторских правомочий1.
В связи с этими суждениями, говорил А.К. Юрченко, необходимо заметить, что в принципе никто не отрицал и не отрицает принадлежности автору права на опубликование, воспроизведение и распространение своего произведения. Другое дело, что при социализме реализовать эти права собственными издательскими средствами автор не может. Поэтому содержание права на опубликование, воспроизведение и распространение должно трактоваться с учетом этого обстоятельства.
Но никакие авторские права, которые по своей природе являются абсолютными и возникают у автора в связи с созданием произведения, от автора к издательству не переходят2.
Таким образом, согласно юридической конструкции «разрешения» по авторскому договору автор не передает своего права социалистической организации, а лишь разрешает издательству издавать произведение, зрелищному предприятию - осуществлять публичную постановку произведения и т. д. Социалистическая же организация совершает эти действия в силу принадлежащей ей специальной правоспособности1.
При отчуждении права, отмечал А.К. Юрченко, происходит прекращение дальнейшей возможности удовлетворения интереса, обеспечиваемого этим правом.
На то, что автор фактически не может передать издательству свои права (например, право на имя, неприкосновенность произведения) ни полностью, ни частично, обращал внимание и В.Г. Камышев. Кроме того, всякое отчуждение, говорил он, предполагает отказ от имеющегося права навечно. Очевидно, что при издании рукописей такого отказа не могло быть, поскольку договоры с автором заключались срочные. Кроме того, до выпуска издательством произведения в свет автор имел и имеет право издавать произведение в периодической печати2.
На наш взгляд ни те, ни другие правы не были.
Первые (теория «уступки») заблуждались вдвойне: 1) они выдавали эту теорию явно не в духе времени социализма, отталкивались, поскольку иного не было, от понимания авторского права в Царской России и капиталистических странах; 2) приравнивали авторское право к собственности. Сторонники «уступки» ничего нового в авторском праве не создавали, а просто «тихо молчали» о собственности (которую полностью отрицал социализм) но и не пели «под его дудку». Поэтому эта теория не приемлема ни по духу времени, ни по исключительной природе авторского права.
Вторые (теория «разрешения») подстраивались под социалистические взгляды, говорили о непередаваемости авторских правомочий и об особом разрешении автора. По духу времени он были правы, но их неверность взглядов была в одном – они не строили своих суждений на развитии и исследовании явной природы авторского права, а шли по пути наименьшего сопротивления, доказывая свои взгляд тем, что автор не предприниматель и не собственник, в силу чего он не может самостоятельно реализовывать свои полномочия без помощи специализированных организаций, которым он разрешает осуществлять принадлежащие ему одному правомочия.
Некоторые соединяли эти теории предлагали их двойное существование – для издательского договора «разрешение», для лицензионного «уступка».
Представляется, что «передача произведения для использования» не может не означать передачи конкретного «правомочия» по использованию. Другие же правомочия остаются у автора. При «передаче правомочий по использованию произведения» речь также идет о выдаче разрешения (лицензии) на производство действий, реализующих правомочие использования.
Таким образом, с учетом того, что за автором остаются все другие права, не охватываемые «использованием» (право на имя, неприкосновенность, материальное вознаграждение и т. п.), правопреемник приобретает у автора лицензию (разрешение) с довольно широким правовым содержанием.
В данной ситуации, авторы статей межвузовского сборника научных трудов «Проблемы современного авторского права» Уральского государственного университета за 1980 г. представляли, что принципиального различия между двумя типами авторских договоров нет. В обоях случаях речь идет лишь о разном выражении одной и той же идеи передачи, перехода, уступки, отчуждения правомочия (правомочий) от автора к его правопреемнику1.
Н.Л. Клык напротив, разграничивал авторские договоры и считал, что по издательскому договору уступка прав невозможна, в отличие от лицензионного, где несмотря на исключительный характер авторского права и его неотчуждаемость, усматривается переход авторских прав. Такое различие он ставил в зависимость от возможностей собственного поведения автора1.
Также как ученые цивилисты, советское законодательство трудно отходило от дореволюционного понимания авторского права.
Изначально нормы закона содержали термины: отчуждение, уступка, но потом они были заменены на использование.
Советское законодательство (ст. 503 ГК РСФСР) отвергло прежнюю формулировку закона об отчуждении авторского права и говорило только о передаче автором произведения для использования обусловленным договором способом2.
Издательский договор был отнесен к авторским договорам о передаче для использования произведения как результата творческого труда автора. Иными словами, предметом издательского договора стало произведение, передаваемое автором, а не его права, как это было раньше. Такой подход, говорила С.А. Чернышева представляется соответствующим тем отношениям между автором и издательством, которые возникают по поводу материального объекта (рукописи, иллюстрации и т. д.)3.
Конструкция отчуждения авторских правомочий реализовывалась при продаже произведения за границу, по отношению к иностранным государствам.
Таким образом, авторское право советского периода, в направлении выявления истиной природы исключительного права, по которому шло дореволюционное законодательство, топталось на одном месте. Происходила подгонка существовавших законодательных положений царской России под советский закон в духе нового государственного устройства.
Хотя явно закон и теории не говорили о собственности, но это право явствовало, выплывало из слов: отчуждает, уступает, разрешает. В умах законодателя и ученых, которые не смели говорить ни о самом праве частной собственности (соответствующих правомочиях), ни о особой собственности (исключительности) авторского права, отказ от собственности не произошел. Думается, господствующая моно - идеология не давала толчок научной мысли в правильном направлении.
Отсюда отрицательной стороной советского периода можно назвать то, что по сути истинная природа авторского права оставалась на уровне Царской России, да и то стала стираться и забываться социалистическими идеями.
Однако были и положительные моменты этого периода.
Под конец советского этапа стали возрождаться забытые взгляды дореволюционной России об особом характере авторского права и не применимости к нему норм, регулирующих имущественные отношения. Важно, что это было сделано через критику теорий «уступки» и «разрешения».
М.В. Гордон говорил о неправильности приравнивания издательского договора к уже сложившимся в ГК РСФСР договорным нормам (подряд, поручение) приспособленных для регулирования имущественных отношений. В вязи с особенностями советского авторского права, которое представляет собой особый комплекс имущественных и личных прав автора, издательский договор должен быть по своим общественно-политическим и юридическим результатам отнесен к особой группе договоров гражданского права - договоров по реализации авторских прав (личных и имущественных), имеющий целью передать в пользование общества созданное автором полезное произведение путем размножения и распространения этого произведения1.
На уровне советской судебной практики – в Постановлении Пленума ВС СССР «О практике рассмотрения судами споров, вытекающих из авторского права» от 19 декабря 1967 г.2 закрепилось признание личных и имущественных прав авторов, а в юридической литературе высказывались и доказывались мнения об их единстве.
Так Н.Л. Клык говорил о сущности субъективного права как единства его обеих абсолютных и относительных сторон1.
Э.П. Гаврилов замечал, что передача по договору относительного права, свидетельствует, что два этих права (относительное и абсолютное) оказываются взаимосвязанными, а точнее относительное право является способом реализации абсолютного права2.
Таким образом, проведя анализ всей законодательной системы советского авторского права и науки, можно сделать вывод, что на этом этапе в нормативных актах исключительное право явно не сравнивалось с имуществом, а процесс научного развития авторского права на период действия советского режима замер, но только он начал просыпаться и приходить в сознание, как опять произошла смена государственного режима - началась перестройка правовых норм для нового государства.

Список используемой литературы

1. Антимонов Б.С., Флейшиц Е.А. Авторское право. М.: Госюриздат. 1957.
2. Ваксберг А. И. Некоторые вопросы советского авторского права / Советское государство и право. 1954. № 8.
3. Гаврилов Э.П. Советское авторское право. Основные положения. Тенденции развития / Отв. ред. В.А. Рассудовский. М.: Наука. 1984.
4. Гордон М.В. Авторское право. М.: 1965.
5. Гордон М.В. Советское авторское право. М.: Госюриздат. 1955. С 132-135.
6. Грингольц И.А. Права автора сценического произведения в СССР. Автореферат кандидатской диссертации. М.: 1953.
7. Камышев В.Г. Права авторов литературных произведений 1972.
8. Клык Н.Л. Охрана интересов сторон по авторскому договору. Красноярск: Изд-во Красноярского ун-та. 1987.
9. Ленин. В.И. Соч. Т. 10.
10. Никитина М.И. Авторское право на произведения науки, литературы и искусства. Казань: Изд-во Казанского ун-та. 1972.
11. Никитина М.И. Издательский договор на литературное произведение в советском авторском праве. Автореферат кандидатской диссертации. М.: 1954.
12. Проблемы современного авторского права: Межвузовский сборник научных трудов / Отв. ред. М.М. Богуславский, О.А. Красавчиков. Свердловск: УрГУ. 1980.
13. Серебровский В.И. Вопросы советского авторского права. М.: 1956.
14. Чернышева С.А. Правоотношения в сфере художественного творчества. М.: Наука. 1979.
15. Чехов А.П. Полн. собр. соч. Т. XX. М.: ГИХЛ. 1951.
16. Юрченко А.К. Издательский договор. Л.: Изд-во ЛГУ. 1988.
17. Собрание законодательства РСФСР. 1928. № 27. Ст. 246.
18. Собрание законодательства СССР 1925 г. № 7. Ст. 67.
19. Бюллетень Верховного суда СССР 1968. № 1.
Bibliography

1. Antimonov B.S., Phleishiz E.A. The copyright. M.: Statelawpublish. 1957.
2. Vaksberg A. I. Some question soviet copyright / Soviet state and law. 1954. № 8.
3. Gavrilov E.P. Soviet copyright. М.: Science. 1984.
4. Gordon M.V. The copyright. М.: 1965.
5. Gordon M.V. Soviet copyright. М.: Statelawpublish. 1955.
6. Greengoltz I.A. The author’s laws scenic works in USSR. М.: 1953.
7. Caмashеv V.G. The author’s laws literary works.1972.
8. Fang N.L. Guarding interest party in author’s contract. Krasnoyarsk. 1987.
9. Lenin. V.I. Composition. Т. 10.
10. Nikitina M.I. Copyright on literary, artistic and scientific works. Kazan. 1972.
11. Nikitina M.I. The contract of publish on literary works in soviet copyright. М.: 1954.
12. Problem in copyright. М.М. Boguslavski, О.А. Krasavchicov. Sverdlovsk. 1980.
13. Serebrovski V.I. Question soviet copyright. М.: 1956.
14. Chernyshova S.А. Rightful in creative artistic sphere. М.: Science. 1979.
15. Chekhov А.P. Full collection composition. Т. XX. М.: ГИХЛ. 1951.
16. Urchenko А.К. Publish contract. L. 1988.
17. Collection of law RUFSR. 1928. № 27. Ст. 246.
18. Collection of law USSR 1925 г. № 7. Ст. 67.
19. Bulletin Supreme Court USSR 1968. № 1.
Категория: статьи | Добавил: alekseypaso (13.07.2015)
Просмотров: 788 | Теги: Авторское право, литературная собственность, советский период, исключительное право | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Адвокат в Самаре: Фалалеев Алексей Сергеевич

ответит на вопросы по телефону   +7  927  706-28-98,

а так же по E-mail: 1885@paso.ru

 Бесплатная консультация онлайн Задать вопрос адвокату

Обращайтесь за консультацией - для Вас найдется правильный ответ!

 

Адвокат в Самаре: 
Фалалеев Алексей Сергеевич
позвоните   
+7  927  706-28-98
задайте вопрос 
E-mail: 
#1885@paso.ru

 #Бесплатная консультация

 #Задайте вопрос адвокату